КАРЕЛОВ МИР

ВКОНТАКТЕ

Крупным культурным, духовным, религиозным и экономическим центром на протяжении 150 лет была Выгореция – территория, лежавшая к северо-востоку от Онежского озера в районе реки Выг. В 1694 году здесь образовалось «старообрядческое общежительство» с мужским и женским монастырями, которое насчитывало около 10 тысяч человек. При монастырях существовали школы, библиотеки, мастерские по художественному литью, рукоделию, иконописи; переписывались книги, создавались духовные произведения. Общежительство существовало, в том числе, за счет торговли сельскохозяйственной продукцией и промышленными товарами. Было разрушено в XIX веке. Центром общежительства являлось село Данилово.

В книге Михаила Пришвина «В краю непуганых птиц», которая посвящена Карелии, есть такой славный эпизод: «Осел однажды в таежной глухомани на берегу реки Выг одинокий старообрядец, да стал, как положено, ждать конца света, пророчившегося его единоверцами на излете XVIII века — со времени прихода на трон молодого царя Петра. Домовину уж себе соорудил в последний путь, а для пущего испытания своей плоти подставился голым телом под комариные укусы. Комары в наших краях, яко звери дикие, тучами налетают кровушки пососать — не отмашешься. Потому нетрудно представить, что же вскоре почувствовал тот бедолага после такого добровольного самоистязания. Ясное дело, невольно в баньке ему захотелось попариться, зуд нестерпимый горячим веничком отхлестать... И тут, глядь, по речке как раз березовый веник плывет. Знать, кто-то выше по течению поселился и о подготовке души к близкому апокалипсису не столь рьяно печется. Соблазнился мужичок малым соседским счастьем, да и пошел навстречу добрым людям…». Так, дескать, образовалась потом в верховьях речек Выг и Лекса знаменитая Выгорецкая республика, полтораста лет остававшаяся оплотом старообрядчества на Русском Севере. Получилось, что ушли ее первые насельники в карельские чащобы, чтобы поодиночке умирать, а вот собрались вместе для новой общинной жизни. Да и кроме Выгореции немало появилось тогда и целых поселений, и отдельных скитов в Медвежьегорских и Пудожских лесах, на Вологодчине и в Каргополье, в Архангельской стороне и на традиционно раскольническом Поморском побережье... Все эти былые новгородские вотчины составили уникальную территорию Русского Севера, особо знатную бережным сохранением давних традиций богатейшей народной культуры. Именно в здешних местах находили чистые ручейки родовой памяти и первые собиратели преданий, и тот же неутомимый ходок Пришвин, и многие современные этнографы, филологи, писатели-фольклористы.